Российское историко-мемориальное наследие

Compressed file

О захоронениях соотечественников

 на христианских кладбищах  г. Касабланки

 

Российские загранучрежедния в Марокко ведут целенаправленную и кропотливую работу по изучению истории русской общины города. Немаловажное место в этой деятельности отводится поиску и инвентаризации имеющихся на местных христианских кладбищах захоронений россиян. Как выясняется, многие из этих людей оставили в свое время заметный след не только в истории нашего Отечества, но и в истории Марокко.

Формирование и развитие русской православной общины г. Касабланки, крупнейшего промышленного, торгового и культурного центра Королевства, теснейшим образом связано с русской эмиграцией первой и второй волны. Первая крупная партия россиян прибыла в Касабланку в январе 1922 года. Она состояла из офицеров и матросов Черноморской эскадры, остатки которой базировались тогда в тунисском порту Бизерте. Французская администрация в Марокко остро нуждалась в квалифицированных морских инженерах, топографах, строителях, гидрографах, и других специалистах высокого класса, недостатка в которых среди российских моряков не было. Именно им и предложили французы солидные и высокооплачиваемые должности.

После этого в страну стало прибывать все больше и больше соотечественников, для которых Марокко становилось как бы второй родиной и в буквальном смысле этого слова помогало выжить. Определенную категорию составляли русские, служившие во Французском Иностранном легионе.

Таким образом, наши соотечественники в основном нашли в Марокко активное применение имевшимся у них способностям и опыту. Они строили дороги, причалы, руководили прокладкой водопровода, проводили топографическую съемку.

В Касабланке тогда было сосредоточено много выходцев из европейских стран. В подавляющем большинстве это были люди разобщенные и аполитичные. Многие из них приехали в Марокко исключительно в поисках наживы. Наши соотечественники резко отличались от них, поскольку собирались начать здесь новую жизнь и в то же время стремились сохранить свою самобытную культуру, что было крайне трудно сделать в одиночку, без взаимной поддержки. Вот почему россияне объединялись. Большую роль в этом процессе, несомненно, играла Русская православная церковь. В общине были созданы благотворительные учреждения Красного Креста, отделение русского общевоинского союза (РОВС), Русский клуб. Актив общины сотрудничал с различными русскими эмигрантскими организациями, действовавшими в других странах. Особое внимание уделялось сохранению русской национальной культуры и воспитанию подрастающего поколения. На собранные общиной деньги выписывались из Парижа и других европейских столиц книги и учебники. При созданной в 1935 году в Касабланке Успенской церкви действовала общинная касса взаимопомощи. Приходский хор, объединенный в так называемый «Певческий фонд», помимо участия в богослужениях, устраивал концерты в разных городах страны. Для детей создавались кружки и спортивные секции. Особых успехов на соревнованиях добилась русская волейбольная команда юниоров. Для детей были созданы струнный оркестр, профессиональная школа танцев. Очень важную роль играл Красный Крест, работу которого возглавляла княгиня В.В.УРУСОВА, которая в годы Первой мировой войны руководила созданным императрицей Александрой Федоровной санитарным поездом. Обычно правление общества Красного Креста устраивало традиционный бал под Масленицу. В городе действовала большая русская библиотека, книги в которую собирались всей общиной.

Среди активных участников жизни русской православной общины Касабланки, помимо упомянутой княгини В.В.УРУСОВОЙ, можно отметить бывшего депутата I Государственной Думы, выдающегося хирурга и педагога, доктора медицины, профессора Ивана Павловича АЛЕКСИНСКОГО, виднейшего русского военно-морского деятеля, разведчика и дипломата Александра Ивановича РУСИНА, полковника Генерального штаба Александра Александровича ПОДЧЕРТКОВА, старшего лейтенанта Российского Императорского Черноморского Флота Николая Владимировича ОНОПРИЕНКО и ряд других наших соотечественников.

Вместе с тем необходимо упомянуть, что состав русской общины был весьма неоднородным. В годы Второй Мировой войны, в особенности после начала Великой Отечественной, многие проживающие в Касабланке россияне всей душой желали поражения немецко-фашистским захватчикам, отмечая красными флажками на карте освобожденные от врага города. И одновременно с этим  были в русской общине Касабланки и те, кто воевал против союзников  на стороне Гитлера. Они появились в городе уже после окончания войны. Так, в январе 1949 года в Касабланку прибыли бежавшие из расположенного в австрийском городе Шляйсхайм американского лагеря для перемещенных лиц двадцать русских офицеров, служивших в свое время в рядах Вермахта. Среди них в частности были ставший впоследствии редактором ежемесячного бюллетеня РОВС Владимир Николаевич БУТКОВ, воевавший на стороне немцев в бригаде генерал-майора А.В.ТУРКУЛА и дослужившийся до звания капитана Вермахта, а также полковник, бывший командир 10-го гусарского Ингерманландского полка, кавалер Ордена Св. Георгия 4й степени, а на фронтах Второй мировой – командир батальона Русского Корпуса в чине майора Вермахта, Михаил Иванович ТИХОНРАВОВ и другие. Между ними и некоторыми другими представителями Белого русского офицерства существовали определенные трения идейного и морально-этического характера. Вместе с тем это не мешало бывшим русским военнослужащим немецкой армии работать в подотделе РОВС бок-о-бок с его председателем, истинным российским патриотом  А.А.ПОДЧЕРТКОВЫМ, его секретарем – поручиком лейб-гвардии 1й  артиллерийской бригады Н.А.КОЛАРОВИЧЕМ и  командиром прославленной подводной лодки «Утка» капитаном 2-го ранга С.П.КОПЬЕВЫМ. Период расцвета русской православной общины в Касабланке приходится на начало и середину 1950-х гг.

В 1956 году в Марокко была провозглашена независимость, режим протектората рухнул. Молодое государство объявило национализацию, иностранцы, в том числе и многие наши соотечественники, стали спешно покидать страну. В 1958 году в Рабате открылось посольство Советского Союза. Отъезд русских эмигрантов принял массовый характер. В первую очередь это были наиболее активные участники Белого движения и пособники фашистов. Они боялись, что их выдадут СССР. В 1962 году закрылся марокканский подотдел РОВС, чуть позже – отделение Красного Креста.

Всего в черте города Касабланки имеются три христианских, или как их еще здесь называют, «европейских» кладбища: БЕН М’СИК, АЛЬ ХАНК и АЙН СЕБАА. Самым крупным из них и единственным на сегодняшний день официально действующим является кладбище БЕН М’СИК. Часть выходцев из России захоронена здесь компактно, на участке № 51, в так называемом «русском углу», несколько россиян покоятся в подвале русской православной часовни – склепа. Захоронения остальных соотечественников довольно хаотично разбросаны по всей территории кладбища. Почти все они, за редким исключением, заброшены. Какой-либо инвентаризации могил, по крайней мере, после конца 1960-х годов, не проводилось.

В XXI веке в построенной русской православной общиной в 1960-х  гг. на БЕН М’СИК часовне-склепе обнаружены поминальные списки россиян покоящихся на различных кладбищах города. С учетом ветхого состояния этих документов, прочесть удалось лишь данные на 161 человека. Проведенный анализ показал, что 46 из упомянутых в списке людей числятся среди тех, чьи могилы были обнаружены на БЕН М’СИК (45) и на АЛЬ ХАНК (1). В то же время, 35 человек, захоронения  которых найдены, в этот список не вошли. Очевидно, это далеко не полный список, поскольку он по ряду признаков содержит данные лишь тех россиян, которые умерли до 1969 года и, естественно только практикующих христиан.

По приблизительным подсчетам, всего на кладбищах города в период с 1933 по 2000  было захоронено более 300 соотечественников. На сегодняшний день выяснены имена лишь 196 умерших в Касабланке  россиян.

Большая часть памятников и надгробий на могилах соотечественников изготовлена из бетона, который, в силу некоторых особенностей местного климата (перепады температур, дождливые периоды осенью и весной, сейсмическая активность) весьма подвержены разрушению. Более долговечными оказались памятники и надгробия из мрамора и гранита, но их здесь не более 10% от общего числа. Определенную проблему при идентификации захоронений создает плохая сохранность имеющихся на памятниках надписей и табличек. Часть из памятников и надгробий находится в столь неудовлетворительном состоянии, что восстановлению не подлежит.

Среди похороненных на кладбищах города соотечественников немало бывших военных. Это в частности генерал-адъютант Его Императорского величества Д.П.САЗОНОВ (1868-1933), адмирал Российского Императорского флота А.И. РУСИН  (1861-1956), лейтенант Адмиралтейства В.Ф.МАМОНТОВ (1882-1958), полковник Генштаба А.А.ПОДЧЕРТКОВ (1889-1954), подполковник М.П.КУЗЬМЕНКО (1891-1958), полковник барон Г. ДЕ ЗАЛЬЦА (1882-1963), полковник Н.И.ЛИХОЛЕТ (1874-1961), старший лейтенант Российского Императорского флота Н.В.ОНОПРИЕНКО (1889-1974), донской казак Ф.А.ЦЫГАНКОВ (1897-1991), капитан 2 полка Французского Иностранного легиона Г.СОЛОВЬЕВ (умер в 1939) .

Имеются тут и могилы  общественных и религиозных деятелей, в том числе бывшего депутата I Государственной Думы, выдающегося хирурга  И.П.АЛЕКСИНСКОГО  (1871-1945), протоиерея Г.БАРАННИКОВА (1895-1960) и др., а так же представителей русских дворянских родов: Н.А.ДЕБЛЕР (урожденная  РАЕВСКАЯ) (1873-1963), Н.П.БАЛАШЕВА (урожденная ШЕРЕМЕТЕВА) (1906-1965), графиня А.АПРАКСИНА  (1876-1951) и др.

В ходе проведенной работы удалось выяснить детали биографий некоторых  из покоящихся на кладбище БЕН М’СИК россиян.

Несомненной удачей было обнаружение в ходе поисков могилы Александра Ивановича РУСИНА.

По уточненным данным, РУСИН Александр Иванович, выдающийся деятель русского флота, адмирал, родился 21.08.1861 года в Тверской губернии. В 1878 году поступил на службу в военный флот. В 1882 окончил Морской корпус и получил звание мичмана. В 1888 году окончил Гидрографическое отделение Николаевской морской академии. А в 1896 – Артиллерийский офицерский класс.

С 1899 по 1904 год был военно-морским атташе в Японии. Принимал участие в русско-китайской войне 1900-1901 годов. Будучи в Японии, успешно работал по линии российской военной разведки. Сумел добыть и направить в Россию огромное количество бесценной документальной информации о японском военном потенциале. Эти материалы, и поныне хранящиеся в РГА ВМФ России, насчитывают многие тысячи листов. В силу инертности и косности тогдашнего руководства, полученные от А.И.РУСИНА  материалы остались практически невостребованными. После начала русско-японской войны А.И.РУСИН был начальником морской походной канцелярии Главнокомандующего, а затем, вплоть до окончания боевых действий – командующим портом Николаевск в звании контр-адмирала. В 1905 году был представителем России на конференции в Портсмуте, где особенно ярко проявились его способности военного дипломата. В 1906-1907 гг. командовал линейным кораблем «Слава». В 1907-1908 гг. исполнял обязанности помощника начальника Главного морского штаба. 1908-1909гг. -  командовал отрядом учебных кораблей Морского корпуса, исполнял должности начальника Николаевской морской академии и директора Морского корпуса (в должности директора утвержден в 1909 году). В 1911-1913 гг. продолжал командовать учебным отрядом Морского корпуса. В 1913-1914 гг. – начальник Главного морского штаба, а с 1914 по 1917 гг. – начальник Морского генерального штаба, одновременно (1915-1917)  –  помощник  Морского министра и начальник Морского штаба Ставки Верховного главнокомандующего (1916-1917). Звание адмирала присвоено 10.04.1916 года. А.И.РУСИН явился последним адмиралом Русского Императорского флота, получившим это звание из рук императора Николая II. Сыграл огромную роль в стратегической подготовке к Первой мировой войне. Благодаря этому, была обеспечена эффективная деятельность Балтийского флота по воспрепятствованию  с самого начала войны действиям противника против Петрограда и проникновению немецкого флота вглубь Финского залива. Будучи последовательным и убежденным монархистом, февральскую революцию 1917 года не принял и с 01.06.1917 года вышел в отставку. После октября 1917 года эмигрировал во Францию. Был председателем Всезарубежного объединения морских организаций и русской Кают-компании в Париже. В 1939 году переехал в Марокко, где обосновался в городе Касабланке. Последний период своей жизни посвятил активному участию в деятельности русской православной общины города, был регентом церковного хора. В 1941 году овдовел. Жил весьма скромно. Скончался 17.11.1956 года в г. Касабланке. Похоронен в христианской части городского кладбища БЕН М’СИК.

Награжден орденами Святого Владимира 4й степени с мечами и бантом, Святого Владимира 3й степени, Святого Станислава 1й степени, святой Анны 1й степени, Святого Владимира 2й степени, Кавалер французского ордена Почетного Легиона.

Следует отметить, что родственников А.И. Русина в Касабланке обнаружить не удалось, дом, в котором жил и умер адмирал, был снесен еще в начале 1970-х гг. В архивах ЗАГС города удалось обнаружить лишь короткую справку о смерти этого удивительного и неординарного человека. В 2006 году исполняется 145 лет со дня его рождения, на этот же год приходится и 50-летняя годовщина его кончины.

Не менее интересной и заслуженной личностью представляется нам Иван Павлович АЛЕКСИНСКИЙ, могила которого находится  на участке № 13. Как было впоследствии выяснено, И.П. АЛЕКСИНСКИЙ – бывший депутат I Государственной Думы, выдающийся хирург и педагог, доктор медицины, профессор. Родился в 1871 году во Владимирской губернии, учился медицине у известного профессора Боброва, затем был приват-доцентом Московского Университета, руководил университетской клиникой. В 1920 году профессор И.П. АЛЕКСИНСКИЙ покинул Россию. С 1921 года был членом Президиума Русского Парламентского комитета, а также трудился в Главном управлении Российского Красного Креста. В 1925 году Иван Павлович оперировал в Ницце русского архиепископа Владимира (Тихоницкого). В период своего пребывания во Франции также возглавлял Общество русских врачей им. Мечникова. Был близким другом барона П.Н.Врангеля, в 1928 году лечил его от смертельной болезни. В 1930-х гг. переехал в Касабланку, где вскоре был избран председателем церковной общины при церкви Успения Божьей матери, являлся членом Приходского благотворительного комитета. Жил профессор очень скромно. Скончался в 1945 году, похоронен на кладбище БЕН М’СИК. Могила И.П. АЛЕКСИНСКОГО находится в заброшенном состоянии, каких-либо родственников профессора в Касабланке обнаружить не удалось.